22 декабря 2016 г.

Могут ли феминистки быть счастливы в отношениях?

Периодически пишу в ФБ маленькие заметочки на тему отношений с мужчинами, и вот наконец одна моя френдесса задала Тот Самый Вопрос, который я и вынесла в название поста. Как политические взгляды влияют на взаимоотношения с мужчинами? Есть ли личное счастье после осознания себя феминисткой? Или только сепаратизм, целибат и сорок кошек?


Отвечу сразу — а почему бы и нет? Чем феминистка отличается от не-феминистки? Почему бы ей не быть счастливой? Вопрос только в том, что именно мы понимаем под счастьем, и какие отношения считаем приемлемыми. Тут феминистский взгляд обычно расходится с общепринятой точкой зрения, и как раз об этом стоит говорить.

Дисклеймер: я лично вообще не считаю, что наличие в жизни женщины отношений с мужчинами обязательно. Есть — хорошо, нет — тоже хорошо.

Все начинается с процесса поиска.

Вот я, (почти) тридцатилетняя женщина, проживающая в городе с населением чуть больше полумиллиона. Я хочу найти постоянного партнера, в возрасте от 25 до 35 лет, неженатого, без негативно реагирующих на него бывших, бездетного, не страдающего от алкоголизма\наркомании\психических заболеваний, не привлекавшегося к уголовному или административному преследованию, с постоянным доходом и отдельной жилплощадью. Смотрите, сколько народу уже отвалилось.

А это минимальные, так сказать, требования, которые любая здравомыслящая женщина предъявляет к потенциальному партнеру. В реальности, конечно, сбор информации и ее анализ выглядит не так гладко, как на письме, но суть понятна. 

Что там у нас осталось? Ах да, в каждом сообществе от от 7 до 10% гомосексуалов, с ними у меня совершенно точно ничего не выйдет, если только я не решу заключить фиктивный брак или стать суррогатной матерью. Видите, даже на этапе первичного отбора возникает масса трудностей. Если ты хоть чуть-чуть себя уважаешь и не готова брать мужика просто ради факт его существования в твоей жизни, тебе уже сложно, а если ты феминистка, то сложно втройне. Потому что у тебя всегда есть ряд требований сверх обычного.

Сексисты и мизогины — сразу нет. Все особи, страдающие от любой формы нетолерантности, начиная с расизма и заканчивая фэтфобией, тоже проходят мимо. Само собой, я никогда не стану встречаться с мужчиной, который хоть раз в жизни пользовался услугами проституированных женщин, отправлял партнершу на аборт или постоянно смотрит порнографию. Мужчины, не умеющие придерживаться договоренностей и не любящие конкретизировать статус и формат отношений, тоже отваливаются.

Кроме того, вероятнее всего я не найду общего языка с мужчиной, которому важно быть ведущим в отношениях, занимать позицию сверху и контролировать нашу жизнь от и до. Никаких отношений с любителями покомандовать, постучать кулаком по столу, фразы я мужик! и заботы, выражающейся в отслеживании моих передвижений, контроле над моим кругом общения, перепиской и личной жизнью. И да, даже в отношениях у меня остается личная жизнь, границы, которые я не позволю нарушать никому.

Кстати, о границах. Так уж сложилось, что в силу особенностей воспитания и родительско-детских отношений на постсоветском пространстве у нас всех очень размытые границы. Феминистки над этим работают, так что мы охраняем свои тщательнее. Нет, начнем с того, что мы их видим и осознаем вообще. Ну так вот, ни один мужчина, привыкший нарушать чужие границы и требовать эмоционального обслуживания от женщины, рядом со мной надолго не задержится. Максимум на пару месяцев, пока у меня эндорфиновый туман в голове.

Кроме того, если в процессе общения я вдруг замечу, что начинаю отдавать больше, чем получать, мы расстанемся. Я не начну посещать курсы хороших жен или женственности, не стану приманивать энергию земли в матку, чтобы стать привлекательнее для мужчины и дать ему возможность быть щедрым со мной. Я просто откажусь от общения с этим конкретным человеком, потому что нормальные здоровые отношения — это когда вы оба честны друг с другом, берете и даете в равной степени, и уважает чужие потребности.

Дальше пойдут уже личные пристрастия, которые у каждой женщины уникальные.

На последних этапах срезается масса мужчин. Я не знаю, в чем проблема, может, это форма мазохизма или стокгольмского синдрома, но однажды привыкнув в пассивно-агрессивным гендерным войнам на выживание, они уже не могут остановиться. Ты к нему как к человеку, а он тебе хрясь по морде стереотипным восприятием! И сиди, обтекай. А он побежал к девушке, которую можно потом поругать в мужской компании — и от которой он никогда уже не уйдет, потому что жить в яме и третировать соседку по несчастью ему привычней.

Это не значит, кстати, что та абстрактная девушка хуже меня. Просто есть два типа женского поведения в отношениях: феминистский и другой. Нас с детства учат пассивно-агрессивным манипулятивным приемчикам, которые якобы позволяют завоевать любовь мужчины, а на деле превращают вас в двух взаимозависимых мазохистов, которые не могут ни уйти друг от друга, ни быть счастливыми вместе. А феминистскому нужно еще научиться. А когда научишься, поймешь, что мужчинам в массе не нужен человек рядом, а нужна кукла.

Потому что мужская социализация, но о ней как-нибудь в другой раз.

Если кратко резюмировать, то феминизм очень сильно сужает круг потенциальных партнеров, заставляет постоянно рефлексировать над вашими взаимоотношениями и собственным поведением (и поведением партнера), вынуждает каждую ситуацию (даже самую бытовую) выворачивать наизнанку и рассматривать под микроскопом. И это прекрасно на самом деле, потому что ты учишься распознавать и отсекать на подлете манипуляторов и абьюзеров.

Но с другой стороны, это непрекращающийся внутренний конфликт между впитанным с детства и выученным во взрослом возрасте. Мгновенное ограничение круга знакомств и контактов, особенно в России, с нашими мужчинами. Это, наконец, реальная возможность никогда вообще не встретить человека, с которым у тебя получится поддерживать постоянные отношения.

Впрочем, я считаю вредным стереотип о том, будто у каждой из нас есть какой-то человек, с которым мы будем невероятно счастливы. Так, знаете, можно всю жизнь провести в ожидании Того Самого. А хочется прежде всего жить без оглядки на будущее. Поэтому я так думаю — хотеть не вредно, но не стоит превращать желание в одержимость и тратить жизнь на бесплодные поиски и ожидания.