13 мая 2018 г.

DramUlёТ, читка первая

В кафе сидят двое: он и она. Ему за 35, у него брюхо, плешь и несбывшиеся надежды. Ей 16, и от скуки она идет на встречу с анонимом из чата. Это не начало роуд-муви или нежной американской комедии, а старт пьесы Констатина Стешика «Летели качели» о стагнации сознания и разрушении мира вокруг себя.


Когда я услышала, что Драмтеатр открывает серию читок, то позволила себе пару едких замечаний насчет отстающих в гонке из двух театров. Ну правда, не выходит у Драмы идти в темпе, они живут в своем ритме. И я пока не поняла, хорошо это или плохо. Но на читку пошла, и даже получила удовольствие, которого не ждала.

Для серии читок придумали название, с интерпретацией которого у меня возникли сложности. DramUlёт. Что это за зверь такой? Меня смущает заигрывание с устаревшим жаргоном и мешанина из латиницы и кириллицы. Возникает опасение, что и материал для читок будут подбирать также: брать понемногу наших и не наших пьес, и магистральной линии снова не сложится. На афише кстати допустили оплошность: из двух фестивалей — Володинский фестиваль «Пять вечеров» и международный конкурс «Свободный театр» слепили гибрид Володинский международный конкурс «Свободный театр». И ведь в комментариях на эту ошибку указали, но, очевидно, Драма выше мелочных придирок.

Для первой читки режиссер Драмтеатра Андрей Черпин выбрал пьесу белорусского драматурга Константина Стешика. Автор написал текст в 2016 году, а прочитали ее на Володинском фестивале-2017. Пьеса вошла в шорт-лист программы «Первая читка». В общем, материал совсем свежий, и дает представление о тенденциях в драматургии. Поскольку я смотрю кино чаще, чем читаю пьесы, из современного текст Стешика у меня ассоциируется с фильмом «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в Дом инвалидов». Это снова история мужчины, его отношений с отцом, и всего, что из этих деструктивных историй в итоге выросло. Правда, герою Стешика за 35, но так даже интереснее, другие вопросы перед героем стоят.


Летели качели — цитата из песни Егора Летова, ну и конечно, вокруг текстов музыканта построена вся пьеса. Мне же показалось, что на место Гражданской обороны можно поставить любое произведение, группу, автора, а суть пьесы от этого не изменится. Проблема главного героя не в том, что он когда-то слушал хорошую музыку (хорошую ли?), а потом жизнь пошла под откос. К Стасу вообще не получается испытывать сочувствия. Это тот вид мужчины, который не раз и не два высмеяли уже в феминистских сообществах: потасканный тип без образования, целей, привычки брать на себя ответственность. Лишний вес, лживость, склонность к блядству, бытовой алкоголизм, непомерное самомнение.

И хрен бы с ним, разрушай герой только себя. Получилась бы хорошая пьеса о мужском культе саморазрушения как формы протеста против мира. Проходная, конечно, но для определенной аудитории. Но Стешик пишет тоньше, он позволяет главному герою все время оставаться в стороне, пока пресловутые качели ранят и убивают более смелых. И в этом главная трагедия пьесы, конфликт. Любовь к музыке Летова, как намекает случайный собутыльник героя, это всего лишь остатки тоски по ушедшим временам беззаботной юности. Два взрослых мужика бесконечно пережевывают тексты Гражданской обороны и пьют не потому, что им есть о чем поговорить, а потому, что больше ничего в их жизни не случилось.

Женщины вокруг героев живут, воспитывают детей, тянут быт, работают, ищут себя в конце концов. Страдают, терпят, думают, что лучше уже ничего не будет. Стасик плывет по течению как говно, и еще позволяет себе делать снисходительные замечания о жизни девушки, которая в конце концов от безысходности уходит из жизни.


Вообще тема отношений главного героя с женщинами передана очень интересно. Свою мать герой рисует как безвременно ушедшую мученицу, но из рассказов о детстве понятно, что не очень-то он ей помогал в юности. С женой Стас обращается не лучше, чем его отец в свое время вел себя с матерью. Герой обвиняет своего отца в манипулировании и газлайтинге, но сам воспроизводит ровно то же поведение в отношениях с женой и юной любовницей. Более старших женщин Стас боится и презирает, недаром несколько героинь в его восприятии сливаются в одну женщину, и он постоянно их путает. Стешик точными и яркими штрихами рисует портрет, как будто препарирует постсоветского мужчину на блюдечке.

Это очень грустная и вместе с тем пронзительная пьеса о нескольких поколениях сломанных мужчин, которые и одни жить не могут, и с другими не умеют. Они проживают жизнь в ожидании случая, повода выделиться, а когда такого не случается, обвиняют систему. Презирают женщин и вредят им, но не могут без них обойтись. Всю жизнь бегут от семьи, воспевают мужское братство, а в конце оказываются на попечении государства, потому что братья и сыновья их не умеют заботиться о слабых. Их дом — свалка строительных материалов непрожитой жизни. Их взгляды, вкусы, этический кодекс как будто застыли в янтаре. Они моральные импотенты. Они давно мертвы и не имеют значения, но верят, что все еще впереди.

Как я и сказала на обсуждении после читки, мне бы хотелось увидеть эту пьесу в форме законченного спектакля. Текст интересный сам по себе, но хочется увидеть и режиссерскую мысль, и актерское отношение, какие-то авторские работы. Я для себя расставила акценты на ряде сцен, и хочу узнать, как это сделает режиссер, что выделит.


Что касается обсуждения: в Драме у меня всякий раз ощущение, что я то ли на уроке литературы в худшем его проявлении, то ли на педсовете в качестве осужденной. Как я вижу читки: режиссер собирает наиболее заинтересованных зрительниц на тест-просмотр, чтобы понять, как разные люди видят текст. Как видят читку остальные: какая-то девочка позволила себе высказать свое мнение, а давайте все вместе сейчас ей объясним, что это попахивает феминизмом и вообще пьеса не о том.

Чего мне лично не хватило: информации. Краткого описания пьесы, рассказа об авторе, списка актерского состава. А так проект интересный, нужный, и если у режиссера не пропадет запал, то может вырасти интересное побочное направление работы театра. Читки ведь не только для режиссера, они еще и для зрительниц. Знакомство с современной драматургией через авторские подборки местного режиссера.

За фото спасибо Дарье Соврасовой