18 апреля 2018 г.

Паразиты, театр Драмы

В жарком пустом городе никого нет, кроме пяти человек. Старик Мульчер мучается от одиночества и осознания своей вины в автокатастрофе. Ринго упивается своим несчастьем, третирует жену, и морочит голову виновнику аварии. Бетси пытается не сойти с ума рядом с мужчиной, который вообразил, что она ему теперь мать. Фридерика страдает от депрессивного расстройства и газлайтинга мужа. Петрик ненавидит себя и вымещает злобу на жене. И все они медленно, но верно идут к финалу.

источник
Примерно так вкратце можно описать завязку пьесы немецкого драматурга Мариуса фон Майенбурга «Паразиты». Это вторая весенняя премьера томского Драмтеатра, и для постановки даже пригласили команду из Санкт-Петрбурга: режиссера Олега Молитвина и художницу Екатерину Малинину. Я купила билета за грабительские 500 рублей на премьерный день, в основном потому, что по опыту знаю: пьесу играют, пока режиссер за кулисами или в зале. Потом уже не то. Впечатления неоднозначные, подробности под катом.

Кажется, впервые в Драме ставят спектакль в сценической коробке, когда зрители и актерский состав находятся на сцене. Такой формат предполагает свободную рассадку и ряд неудобств: в Драме стулья поставили так близко, что у людей просто не было возможности не соприкасаться телами. Плюс спинки у советских стульев не предполагают зрительского комфорта. А свободная рассадка по-томски к тому же означает, что театралки тебя скорее затопчут, чем позволят сесть на место, которое понравилось им.

Но я успешно преодолела все препятствия и заняла вполне выгодную позицию справа и чуть сбоку. С моей точки я видела место действия в целом, а не концентрировалась только на актерах, которые в противном случае постоянно были бы передо мной.

Декорации у спектакля минималистичные: в центре сцены из черных прямоугольных брусков сложен периметр, внутри которого установлены лампы дневного света. Во время спектакля они подсвечивали место действия, создавая пространство для игры. Вместо задника использовали экран, который обращен лицевой стороной в зал. Мы видели зеркальную изнанку, на которую транслировали съемку в режиме реального времени: камера то наезжала на персонажей с потолка, то оператор снимал сбоку.

источник
Костюмы минимализмом, к сожалению, не отличались. Наряды должны что-то говорить о действующих лицах, но в случае с Паразитами создалось ощущение, что просто наспех взяли что-то из костюмерной. А один купальник в сочетании с позами, которые принимала актриса, был просто вульгарным. Только у Мульчера костюм — помятый плащ, удобные кроссовки, старые, но чистые штаны и футболка — выглядел уместно. Можно представить себе пожилого человека, который уже не наряжается, но еще хочет выглядеть приемлемо.

Спектакль поставлен в манере, которую я не понимаю и не очень принимаю: довольно условное в силу отсутствия декораций действие разбавлено монологами, которые произносят монотонными голосами, глядя в зал или камеру. Много низкочастотной музыки, переходящей в нечто драмовое. В какой-то момент дрожащий свет, камера, видео на заднике и звук даже укачивают. Все вместе эти приемы создавали непрекращающееся ощущение дискомфорта. А в зале еще было прохладно, и час сорок в такой обстановке высидеть оказалось сложно.

Что касается актерской игры: мне никогда, ни разу, ни в одном спектакле не понравился Антон Антонов. Вот просто казалось, что не мой актер. Но тут он на удивление живо и реалистично сыграл. Однако все равно как-то блекло по сравнению с Александром Горяиновым. Отменный мерзавчик у парня вышел, вот просто из тех персонажей, на которых хочется кричать. К сожалению, не могу сказать об актрисах ничего, кроме того, что у них временами прорезались какие-то совершенно нехарактерные для их героинь интонации продавщиц с рынка.

В целом, мне показалось, что в спектакле не хватает акцентов. Не знаю, как они были расставлены в пьесе. Но текст, который выдан героям и героиням, а также сюжет довольно четко показывают, кто именно в этом компании настоящие паразиты. Режиссер же не сделал, на мой взгляд, никаких попыток дожать имеющийся материал. У него все как-то мягонько, вроде и мужчины не айс, но и женщины не лучше. На самом деле нет, по тексту именно женщины оказываются жертвами паразитов во всех смыслах.

источник
Это пьеса в первую очередь о мужчинах, которые уничтожают себя, но попутно стараются захватить как можно больше окружающих. Чаще всего это женщины: герои играют на их привязанности, любви, чувстве долга. Но если рядом нет жены или Фридерики, Ринго не стесняется манипулировать Мульчером, играя на его чувстве вины: именно пожилой человек сбивает его на перекрестке. Все, что делают женщины в этой пьесе, только пытаются защитить себя и друг друга всеми доступными способами.

Если вы читали другие пьесы автора, например, Ученик, то знаете, что у его персонажей не бывает счастливых финалов. В этом спектакле его тоже нет. Зато в нем хорошо показаны механизмы, которые используют абьюзеры, чтобы удерживать своих жертв в подходящем настроении. Уйти от такого человека без помощи специалистов практически невозможно, что мы и видим на примере Фридерики. Для Бетси все складывается чуть оптимистичней, но история не дает нам оснований однозначно верить, что она не вернется к Ринго.

Для Томска это однозначно интересный проект. Но ему пока не хватает авторского голоса, режиссерской позиции. И я склонна думать, это потому, что режиссер — мужчина, который не отрефлексировал тему и свою роль в ней.

p.s. опубликовала и легла спать. И вдруг поняла через полчаса, что меня так царапало весь спектакль: Молитвин не сделал попытки адаптировать пьесу к российским реалиям, поэтому она для меня и не заиграла. Интонации актрис смотрелись бы вполне уместно, и история о домашнем насилии отлично легла в контекста нашей современной ситуации, и трагедия мужчины, запертого в своем теле, заиграла новыми красками, решись режиссер на такой кардинальный шаг, как переработка первоисточника. А так вышла крепкая ремесленная работа, чтение по ролям. Не более.