16 февраля 2018 г.

Не твоя, а имя собственное

Очень не люблю фразы с использованием притяжательных местоимений — «моя девушка» или «моя жена» — которые мужчины употребляют, когда говорят о женщинах. Чаще всего это случается, когда мужчина говорит о себе и упоминает женщину, с которой состоит в отношениях, чтобы собеседник понял, о ком он вообще говорит. Иногда так представляют женщину в компании — через ее статус отношений с конкретным мужчиной. И это мгновенно переводит тебя в разряд мужской собственности типа машины или собаки.


Не надо так. У женщин есть имена и личность. Женщины не существуют только как придаток к конкретному мужчине. Если вы говорите о женщине, с которой встречаетесь или состоите в браке, только как о статусе — подруга, жена — окружающие в конце концов тоже начнут идентифицировать ее исключительно как придаток к вам, а не самостоятельную личность. При этом ни один мужчина никогда не согласится быть безымянным мужем Катерины Маас или взять мою фамилию после свадьбы, их к такому не готовили с детства.

И я уверена, что женщинам такие желания тоже не свойственны, не хочется быть тенью за спиной человека, который берет на себя право говорить от лица обоих и представлять их через статус отношений с ним, а не по имени, идентифицирующем женщину как личность. Имя значит много, по имени нас запоминают, с нашим именем у людей возникают определенные ассоциации, имя может стать визитной карточкой. А девушку или жену, тем боле согласившуюся сменить свою фамилию на твою, всегда можно поменять, и никто даже не заметит — статус-то остался прежним, просто женщина сменилась.

Женщинам нужно взять на заметку — если вы вдруг заметили, что окружающие воспринимают вас исключительно как подружку или жену Пети Иванова, нужно срочно что-то менять. А то рискуете стать бывшей женой Иванова, еще одной безымянной жертвой института брака, где мужчины держатся за свою уникальность, а женщинам предлагается в прямом и переносном смысле отказаться от своих имени и фамилии и стать всего лишь придатком к мужчине как на ментальном уровне, так и в лингвистическом смысле.

И потом, сколько я видела мужиков, у которых в соцсетях уклончивый статус «есть подруга», а в речи «моя девушка, мы с моей девушкой» — все блядуют, безудержно и бессовестно. Более того, есть отдельные типы, которые ведут себя как абсолютно свободные мужчины, но держат статус в соцсетях как щит от посягательств на свою свободу. И рассказывают о наличии девушки чуть ли не в момент, когда вы оба уже лежите голые. Вся эта игра слов намного серьезнее, чем нам внушают с детства. Мы познаем реальность в том числе через слова, и правильно подобранные фразы могут создать неверное впечатление.

Просто мужчин учат держаться за свое имя и определять женщину через ее статус отношений с мужчинами, а нас — нет.