17 марта 2017 г.

Split, 2017 год

Жил-был парень по имени Кевин с тяжелейшей психологической детской травмой. Чтобы спастись от безумия, его сознание расщепилось на 23 разные личности, от девятилетнего мальчика до фанатика истории Древнего мира, а сам герой ушел глубоко внутрь себя, поскольку ему было сложно взаимодействовать с миром.


Лечением и изучением Кевина занималась доктор Карен Флетчер, и однажды она заметила, что с пациентом творится неладное - одни его личности совсем перестали выходить на поверхность, а другие наоборот, чрезмерно активизировались. Одновременно с этими событиями со стоянки у торгового центра похищают трех девушек-подростков, и кажется, что-то не так с Кевином.

Еще один фильм-обманка от Найта М(ать его) Шьямалана. Мне в последнее время везет на такие истории: пошла на психологический триллер о множественной личности, а получила драму о взрослении и борьбе за право быть собой. Хотя, конечно, оттенки триллера, и я бы даже сказала, ужасов, в фильме присутствуют. Равно как и актерский бенефис МакЭвоя. Британцев любят брать на роли, требующие перевоплощений. Но если Тому Харди удалось сыграть всего лишь двух братьев, то шотландцу выпала возможность проявить себя аж в пяти ипостасях, причем это не разные люди, а разные личности в теле одного человека. Потрясающе сыграно, только ради этого стоит сходить на фильм.

Шьямалан не любит простые истории. Ему скучно раз за разом разыгрывать одни и те же сюжеты. Поэтому в Сплите он взял кусочек из Сияния, немного из Стокера, чуток из своего же Неуявимого, приправил все это малопонятными обывателям терминами из психиатрии и психологии, и пустил на экран. И пускай в зале не переставая хихикали весь сеанс (я понимаю, взрослый мужчина, ведущий себя как ребенок — это очень смешно, если забыть о том, что он к тому же психически нестабилен, и в любой момент может сорваться. да что там, на 12 годах рабства одна девушка не переставая ржала во время сцены изнасилования. мне кажется, это что-то нервное. подавленная эмпатия, может быть), история-то на самом деле страшная, взрослая и очень грустная.

С первых кадров понятно, что героиня Ани Тейлор-Джой — не просто девочка-подросток. А уж когда она шепчет другой девушке "описайся, тогда он отстанет", мне плохо стало. Потому что это типичный поступок ребенка, подвергающегося систематическому насилию. В сериале Flesh and bone героиня вызвала у себя рвоту, чтобы ее не изнасиловали — мужику ведь сразу стало противно. И дальнейшее поведение Кейси постоянно демонстрирует зрительницам, что эта девушка не просто еще одна жертва маньяка, тут что-то глубже и жестче. Помните, в Хижине в лесу все оказались не теми, кем их видели окружающие: блондинка не дурой, брюнетка не девственницей, качок - социологом-ботаном? Ну вот, с Кейси та же история.

В конечном итоге это фильм обо всех жертвах насилия, бывших, будущих и настоящих. О том, к чему приводит долгое подавление агрессии, привычка "не обращать внимания", прощать, забывать, позволять проделывать это с собой снова и снова. Это история о пробуждении животного начала, которое, кажется, одно и способно защитить тебя от тех, кто хуже животных, тех, кто использует свою силу и власть ради удовлетворения своих низких и отвратительных потребностей. А еще это интересный взгляд на проблему воспроизводства насилия, когда жертва сама становится насильником, и цикл не замыкается на ней, а возобновляется: мать Кевина явно нуждалась в психологической помощи, дядя Кейси вероятнее всего тоже в детстве подвергался домогательствам. Это не снимает с них вины за все последующие действия, но объясняет их природу.

Зверь в Кевине — плод нашего общества, а вовсе не нечто, пробудившееся само по себе. Кажется, что первые его жертвы абсолютно невинны, но даже тут есть своя логика — они бенефециары существующего строя, и уже потому Кевин их ненавидит. Они для него Другие, и он поступает с ними также, как они сами поступали с Другими в свое время и как поступали с ним сами. Просто Зверь выбирает реальное убийство символическому. Кейси же предлагается два варианта — присоединиться к Зверю и отомстить за свое уничтоженное детство, либо вступить в борьбу с несправедливостью и насилием законными методами. Что она выберет? Что станет с Кевином? Почему в финале мы видим Дэвида Данна? Повторюсь, Шьамалан не любит простые истории и закрытые финалы. А вот самоцитирование и закольцованные сюжеты очень даже уважает.

Удачно обыграно расстройство личности Кевина в пространстве его жилища: бесконечные коридоры, закольцованные и постоянно приводящие жертв обратно в руки убийцы; маленькие комнатки с низкими потолками, которые как будто становятся меньше, когда туда входит человек; близость людей и одновременно изолированность этого помещения, что символизирует положение персонажа в обществе. Все вместе это создает дополнительное измерение безумия, формирует второй слой реальности, в котором возможно все. Безусловно, сама идея фильма сказочна, и в ней нет ни грамма реальности, но вместе с этим фильм ставит актуальные и злободневные вопросы, на которые нет ответов.

Рекомендую сходить в кино.